Страна: Италия Год основания: 1965

Чувственный, соблазнительный и одновременно интеллектуальный стиль Унгаро всегда узнаваем. Смешение культур двух стран — Франции и Италии — послужило источником яркого цвета и броской отделки. А любовь к музыке и живописи наполнила работы мастера движением и ритмом, напоминающими дыхание самой жизни. Эмануэль Унгаро родился на юге Франции (Эке-ан-Прованс) в 1933 г. в многодетной семье бедного портного, итальянского эмигранта. Отец покинул родину, когда у власти был Муссолини. Но родители чтили культуру своего народа, обычаи и яркую песенностъ, прививали детям любовь к музыке великих композиторов. «Отец, — вспоминал Унгаро, — ревностно следил, чтобы дети говорили по-итальянски, ели спагетти и пели после обеда итальянские оперные арии». Прованс, отчая земля многих великих французских художников, тоже не мог не повлиять на развитие вкуса и формирование душевных пристрастий будущего кутюрье. Музыка и живопись впоследствии наполняли и вдохновляли все его творчество. А реставрируя ветхое средневековое жилище в Провансе, Эмануэль Унгаро пригласил местных мастеров, хранящих вековые приёмы и секреты зодчества, и возвёл дом, воплощающий смешение двух культур — итальянской и провансальской. Любовь к швейному делу Эмануэль унаследовал от отца, который усадил семилетнего сына за машинку. И всю жизнь он соизмерял свою работу с искусством. В ней Унгаро находил вдохновение от неистовства собственной души, в которой мечтатель-романтик вечно спорил с реалистом. Два борющихся начала — основа его творчества. Учиться будущей профессии Унга¬ро отправился в Париж. В 1956 г. он поступил в Дом Кристобаля Баленсиа¬ги и проработал там шесть лет. Для Унгаро, как и для многих соратников Баленсиаги, тот являлся непререкаемым авторитетом. Хороший кутюрье — архитектор и скульптор в работе с фор¬мой, художник в использовании цвета, музыкант, понимающий гармонию, и философ, знающий, что такое жизнь, — этому учил великий мастер. Однако рано или поздно каждый уче¬ник неизбежно переживал момент, когда ему хотелось заявить о себе, начать работать самостоятельно. Унгаро был беден, но всё-таки от¬крыл скромное ателье вместе со своей подругой Соней Кнапп, в течение многих лет создававшей для него ткани. В 1965 г. крошечный салон на авеню Мак-Маон не смог вместить всех желающих увидеть первую коллекцию Эмануэля Унгаро. Её ожидал полный триумф. Блестящие актрисы Анук Эме, Катрин Денёв, Изабель Аджани стали клиентками мастера. А после переезда в 1967 г. на улицу Монтень (улица парижских салонов высокой моды) в число заказчиц вошли именитые особы — Жаклин Кеннеди, Ира де Фюрстенберг. Унгаро обрёл международную известность. «Мой стиль сложился сразу, с самого начала, — говорил кутюрье. — Интеллект и желание соблазнять, вот эта двойственность — его основа». Маэстро пренебрёг золотым правилом классической гармонии в высокой моде: он использовал в одной модели не три, а четы¬ре цвета, сочетал ткани с крупным цветочным узором, в горошек, в полоску — и всё на цветном фоне. За это постоянно терпел нападки обозревателей моды. Пестрота, яркость, броскость декоративной отделки и были результатом смешения культур двух стран в сознании художника. Его танцующее, трепещущее, чувственное искусство дышало радостью бытия. Работы Унгаро всегда узнаваемы — по лёгким набивным шелкам, где соседствуют цветы, горошек и полоска, и по особой плавности линий, изяществу форм, обтекающих женское тело. «Крой, структура, колорит — всё должно служить движению, удобству. Это мой стиль». Притом созданию его моделей предшествует не эскиз, а непосредственно работа с тканью на манекене. Эмануэль Унгаро — обладатель множества наград, вручённых ему во Франции, США, Японии, Мексике, среди них два «Золотых напёрстка». В многочисленных бутиках по всему миру продаются мужские и женские коллекции нескольких линий, концептуально отличных друг от друга, парфюмерно-косметическая продукция (контролируемая фирмой «Chanel Parfums»), разнообразные аксессуары, а также столовое и постельное белье. В отличие от большинства коллег Унгаро долгие годы совмещал в себе художника и бизнесмена, и его империи не касалась финансовая мощь перекупщиков, определяющих, что должен делать кутюрье. Лишь в 1996 г. руководство делами было передано итальянской компании «Ferragamo». Освободившись от функций администратора и бизнесмена, Унгаро полностью погрузился в творчество, стиль которого остается неизменным и, как всегда, утверждает торжество жизни.